igoritkin (igoritkin) wrote,
igoritkin
igoritkin

Category:

Восстание из забвения.

Восстание из забвения.

Трудно себе представить, но иногда творчество известных ныне авторов пребывало в забвении десятилетиями, а то и столениями. Этим случаям и посвящена эта статья. Я уверен, что более сведующие читатели смогут рассказать об этом много больше, чем я.

1. Иоганн Себастиан Бах.

Бах принадлежал к клану музыкантов. Его официальная родословная насчитывает 95 человек, из которых все за исключением троих были музыкантами. На фоне своей родни достижения Баха не были столь уж головокружительны. Он был служащим городской управы, а не, скажем, придворным композитором, как некоторые из его родственников. Тем не менее позиция была вполне престижна, Бах был известен как виртуоз-исполнитель. Это, а так же, вероятно, родственные связи позволили его детям сделать даже более блестящие карьеры, чем была у самого Баха.
Бах, разумеется, исполнял свои произведения, но когда он умер, это прекратилось. Сколько известно, даже его дети не использовали его творчества в своей музыкальной деятельности. И только написанный им для школы учебник «Хорошо темперированный клавир» имел достаточно широкое хождение. Впрочем, успехи Баха как преподавателя тоже достаточно рядовые. Хотя хор при церкви Святого Фомы, где он был огранистом, славился, ни из него, ни из самой школы не вышло ни одного заметного музыканта (по крайней мере насколько я знаю).
Как бы то ни было, творчество Баха пребывало в забвении в течении 79 лет. Ни кто иной, как Феликс Мендельсон, другой замечательный композитор, можно сказать, открыл его заново, поставив в 1829 году в Вене «Страсти по Матфею». Тем не менее, по мнению специалистов, многое пропало. Сочинение входило в должностные обязанности Баха, он это делал как на потоке, не ссылаясь на вдохновение, здоровье и т.п. не имеющие отношения к работе вещи. Общий объём его творчества оценивается по разному, в пределах 5 – 10 тысяч произведений, из них до нас дошло 1128.

2. Антонио Вивальди.

В отличие от Баха Вивальди не мог рассчитывать на поддержку родни, которая к музыке отношения практически не имела. Иолько его отец переквалифицировался из парикмахера в скрипача и даже был на неплохом счету. Самого Вивальди тоже не готовили в музыканты, а в возрасте 15 лет посвятили в монахи (точнее, он получил так называемое малое пострижение, что обозначало скорее дальнейшие намерения, а не свершившееся решение). Однако способности дали себя знать, в возрасте 25 лет он стал музыкальным руководителем приюта для девочек сирот. Вероятно, его пострижение сыграло свою роль в том, что его вообще туда допустили.
Он дорос до герцогского музыкального интенданта, но не пренебрегал и вольными хлебами, сочиняя оперы для гражданских театров. Любопытно, что в архивах имеются дипломатические письма, из которых следует, что рассматривался вопрос о приглашении Вивальди ко двору Елизаветы Петровны, но к этому времени он был уже весьма болен. С другой стороны, когда он (уже будучи больным) приехал в Вену, он не смог организовать ни одного концерта, настолько публика потеряла интерес к музыке, которую он представлял.
Хотя умер он в Вене (спустя всего 10 месяцев после приезда туда), жизнь его, включая всё наследие, осталась в Италии. И пропала в монастырских архивах на долгие 188 лет. В 1929 году монахи из монастыря недалеко от Турина предложили на продажу часть своего архива и профессор музыкальной истории в Туринском Университете Аьберто Джентили (Alberto Gentili) опознал среди книг 79 списков Вивальди. Это была настоящая сенсация в музыкальном мире, настолько прочно было забыто имя Вивальди. Более или менее точно удалось установить, что его перу принадлежало около 500 сочинений, из которых до нас дошло 122. Впрочем, восстание из забвения продолжается, буквально в позапрошлом году в Венецианском архиве нашли ещё одну его оперу, котрую тут же и поставили.

3. Томмазо Альбинони.

Томазо Альбинони был современником, земляком и, возможно, конкурентом Вивальди. Они почти одногодки (Альбинони на 7 лет старше), оба венецианцы, оба плодовитые оперные и инструментальные композиторы. Семья Альбинони вообще к музыке отношения не имела, папа производил игральные карты. Но его (как это часто принято в семьях повышенного достатка и до сих пор) в дополнение к обычному школьному образованию послали учиться в музыкальную школу и там, очевидно, проявился его талант. Но он нигде не служил, работая под заказ или на собственный страх и риск. Из его творчества до нас дошло 290 произведений, практически никому, кроме специалистов, неизвестных.
И лишь одно единственное небольшое произведение, знаменитое Адажио, продолжает жить в современной культурной среде. Но. Имеются известные сомнения, что Адажио вообще принадлежит Альбинони. Некто Ремо Джадзотто (Remo Giazotto), тоже композитор, якобы нашел в 1945 году в развалинах Саксонской Библиотеки в Дрездене некие наброски Альбинони, которых с тех пор никто не видел, на основании которых он «реконструировал» произведение. Достаточно распространено мнение, что автором является сам Джадзотто. Если так, то не ясно, с какой целью он предпринял эту мистификацию. И в этом случае творчество Альбинони всё ещё ждёт своего восстания из забвения, вот уже в течении более 250 лет.

4. Леонардо да Винчи.

Надо сказать, что карьера у Леонардо положительно не сложилась. Его не приглашали к папскому двору расписывать Сикстинскую Капеллу, как Микельанжело. Ему не давали заказов Медичи, как Ботичелли. К нему не приходили заказы из за рубежа, как к Рафаелю. В служение Миланскому герцогу ему пришлось вербоваться самому, причём не как художнику, а скорее как военному инженеру и музыканту. И работа, которую он получил, в целом соответствовала работе массовика-затейника. Ну да, он начал лепить обещанную конную статую отца герцога, но дело затянулось (Леонардо вообще был известен своей склонностью к затягиванию сроков выполнения работ). И да, он понемногу халтурил на стороне. Причём халтура могла оказалась халтурой в прямом смысле – «Тайная Вечеря» стала разрушаться едва Леонардо сдал работу заказчикам. Основное время он работал для себя, «в стол», как сейчас говорят. Согласно описи, когда Леонардо перевозили во Францию, его сопровождало 5 подвод картин, книг, инструментов и тому подобного (и в их числе – «Мона Лиза», которую он вообще отказался отдавать заказчику Франческо дель Джокондо). О написанных им от руки (часто в зеракльном отражении для пущей секретности) книгах, в которых отражена вся его гениальность, современники и не подозревали. Впрочем, он, похоже, был исключительно интересным собеседником, за ним признавалось мастерство и «мудрость», которая, собственно, и подвигла короля Франциска 1 перевезти его к себе поближе.
Что ж, его произведения мирно пылились в интерьерах дворцов, не привлекая к себе особенного внимания. В описи Лувра 18 века та же «Мона Лиза» значится просто как «Портрет женщины». А монахи в Милане, ничтоже сумняшеся, прорубили дверь прямо посреди столь знаменитой ныне фрески. Ситуация изменилась только в 1911 году, когда Виченцо Перуджа умудрился украсть Мону Лизу из Лувра. Это была всемирная сенсация, разом прославившая как Мону Лизу, так и самого Леонардо. Именно с этого момента можно сказать началось восстание из забвения, хотя по настоящему о Леонардо разумеется никогда и не забывали. Но он был известен только специалистам и всего лишь как один из целой плеяды великих художников, которым Вазари посвятил свой сборник биографий, а отнюдь не как Номер 1, величайшим из великих, каковым он считается сегодня. Публикация его манускриптов была осуществлена лишь в 60е-70е годы, спустя почти 500 лет после их написания, в течении которых они интересовали разве что коллекционеров.

P.S. Статья является моим личным сочинением, поэтому я приношу свои извинения за возможные неточности, особенно перед знатоками истории искусства, каковым я не являюсь.
Tags: забвение, искусство, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments